Средневековая Европа. Франция и Англия. Почему англичане победили французов в битве при Креси?

В первой половине XIV в. в Европе наступил важный и тяжелый исторический момент — началась Столетняя война. Разумеется, ни англичане, ни французы даже не предполагали, что продлится этот конфликт более ста лет.

Король Англии Эдуард III скорее всего рассчитывал подчинить себе Францию в течение нескольких лет, а король Филипп VI, благодаря своему недалекому уму и такому же недалекому окружению, просто не воспринял угрозу всерьез и, соответственно, не принял нужные меры вовремя.

Первые поражения французов (при Слейсе, осаде Ванна) насторожили последних, но спесь не убавили. Если бы они задумались, прикинули стратегию военных действий, здраво оценили свои возможности, то постарались бы избежать битву при Креси, которая станет первым крупным разгромом армии французов в Столетней войне и воодушевит англичан на дальнейшее наступление на земли французского государства.

26 августа 1346 г. утром недалеко от деревушки Креси английские лучники заняли свои позиции на холме, загородившись повозками, а дальше организовав препятствия — три насыпи. Спешенные, вопреки традиционным правилам, рыцари и пехота расположились между стрелками или за ними. Армия короля Англии состояла из трех частей: центральной, которой командовал сам Эдуард, заняв позицию на возвышении у мельницы, и двух флангов, одним из которых руководил наследник — юный Эдуард (будущий Черный Принц), а вторым — граф Нортгемптон.

Есть несколько данных о численности англичан: от 8000 до 25000 чел., однако, здраво рассуждая, можно остановиться на цифре около 14000. Англичане действовали дисциплинированно, лучники осознавали свою важную роль в предстоящем сражении. Все строго подчинялись единому командованию.

Французский король Филипп VI смог собрать, согласно новейшим исследованиям, 20000−25000 чел., включая не менее 10000 тыс. тяжелой кавалерии и не менее 6000 генуэзских арбалетчиков. Ставка на последних была одной из главных ошибок поражения Франции в битве при Креси, но разве мог Филипп знать, что Эдуард, в свою очередь, сделает ставку на лучников и оборонную позицию? В отличие от англичан, в армии французов дисциплина страдала, общего четкого руководства не было, отряды поступали постепенно, кругом царила неразбериха.

Многие рыцари не подчинялись королю, действовали по своему усмотрению, воспринимая происходящее несерьезно, а как арену для личных подвигов и возможной славы. Прибывающие отряды наступали на передние ряды, которые в суматохе и по инерции двигались вперед и просто вступали в бой, не имея представления об общей стратегии битвы.

Читайте также  Анси. Как живет маленький город во Франции?

Король Филипп, не дав отдохнуть людям после 30-километрового перехода по жаре (в боевом снаряжении, с оружием и т. п.), начал битву — арбалетчики выдвинулись вперед и атаковали. В ответ небо почернело от тучи стрел, выпущенных английскими стрелками. Не только первые ряды французов, но и задние шеренги (с менее качественными доспехами) пострадали, ведь стрелы падали под углом. Ряды арбалетчиков дрогнули, позже они побегут с поля боя, а многие окажутся под копытами своих же французских рыцарей.

Французская армия несла большие потери, английская — незначительные. Рыцари Филиппа VI опрометчиво ринулись в атаку, но тысячи английских стрел поражали людей, ранили или убивали, сбивали с ног коней, расстраивая и без того дезорганизованную армию французов.

Насыпи не давали французской кавалерии добраться до врага и начать хотя бы сшибку. Те немногие, кто добирался, были разбиты специально спешенными, отдохнувшими английскими рыцарями. Для преследования и таранного удара у англичан имелся наготове конный резерв. Но главная ставка была сделала на лучников: рыцари и пехотинцы обеспечивали им условия для непрерывной стрельбы.

Битва длилась весь день, до темноты французские рыцари совершили порядка 15-ти атак и ничего не добились, каждый раз на них обрушивался ливень стрел, запас которых, казалось, был у англичан неиссякаем. Начавшийся дождь окончательно убил хрупкую надежду на арбалетчиков. Поменять размокшую тетиву на луке — пара пустяков, а переоборудовать арбалет — дело долгое, а каждая минута на счету. Много сеньоров сложили голову на этом поле: граф Алансон, граф Блуа, граф Оксера, герцог Лотарингии и мн. др., не говоря уж о простых солдатах. Король Филипп VI был ранен и вынужден еще ранее покинуть поле битвы.

Слепой король Богемии Иоанн, союзник Франции, неразумно и упрямо рвался в бой, приказав привязать своего коня к двум коням оруженосцев и естественно, все трое погибли. Принц Эдуард, которому едва исполнилось 16 лет и романтические рыцарские бредни еще занимали его юную голову, был сильно впечатлен этой глупостью и испросил у отца позволения лично похоронить «героя». Впрочем, для того времени это был действительно подвиг.

Читайте также  Ле Дез Альп

Ночью оставшиеся в живых французы стали покидать поле боя, а англичане, которые не предприняли практически ни одного контрнаступления и бились там, где изначально заняли свои позиции, по праву сильнейших праздновали победу.

Относительно битвы при Креси мнения исследователей неоднозначны. Кто-то винит французов в глупости и неорганизованности, а англичан — в блестящей военной подготовке, а кто-то изучает вопрос более подробно и вдумчиво, разбираясь в мелочах. Чтобы объективно оценивать такое действо, необходимо присутствовать, но и этого мало — даже современники и участники битвы, судя по мемуарам и хроникам далеко не единодушны в мнениях.

Чтобы быть объективным, надо отстраниться от симпатий, от предвзятости, от привычки все видеть в черно-белых тонах. Франции самой судьбой выпало трудное время, испытания сыпались на нее со скоростью снегопада, неудачное стечение обстоятельств следовало одно за другим, плюс отсутствие грамотного руководства чуть не сгубили эту древнюю страну, с трудом завоевавшую свое место под солнцем.

Король Эдуард III несомненно обладал способностями умного и сильного правителя, но и до гениального полководца ему тоже было далеко: опыта было мало. Тем не менее он восполнял пробелы, окружая себя толковыми советниками — качество, унаследованное им от своего деда Филиппа Красивого. Король Франции, напротив, нужных людей в упор не видел, а опирался только на дружественных ему знатных сеньоров, порой далеких от тех задач, которые им поручались. И зря: как говорится, кадры решают все.

В войске французов наверняка было немало опытных вояк. Следуя их советам и уклонившись от этой битвы, король Франции сохранил бы огромное количество рыцарей и пехотинцев, а главное — уважение. Но предыдущие победы англичан подрывали веру в новую династию, уже шепот пошел по стране, что зря Валуа сидят на троне, толку от них мало, теряют один город за другим и опустошают казну. Филиппу Подкидышу просто необходимо было восстановить пошатнувшийся авторитет, да и психологическое давление приближенных, способствовавших его избранию на трон, со счетов не сбросишь.

Читайте также  Мопассан: великий любовник или простой сумасшедший? Часть 1

Войска англичан изначально заняли выгодную позицию — на холме, с обоих флангов их прикрывал лес. Традиционно лучники играли в средневековых войнах роль одну из главных, но не решающую. Однако битва при Креси вывела лучников на ведущие позиции. В Средние века в битвах преимущество было у тяжелой кавалерии — у рыцарей: доспехи защищали воина и его боевого коня — сильное, выносливое, злое и послушное хозяину животное, приученное к битве, шуму, звону оружия и запаху крови.

Именно то, что Филипп решил задействовать арбалетчиков, и стало одной из главных причин поражения его армии. Пока арбалетчик перезаряжает свой арбалет, рядовой лучник успевает выпустить несколько стрел, а первоклассный стрелок — порядка десяти.

Дальность стрелы из арбалета — до 150 м, тисовый лук при прицельной стрельбе настилом — около 100 м, а с холма и под углом 40−45 градусов (а именно такое положение и заняли англичане) дальность полета стрелы доходила до 250 м. При скорости всадника в доспехах галопом около 500 м/мин и при расстоянии между войсками, допустим, в 1 км, лучник успеет выпустить в приближающегося рыцаря в среднем пять-семь стрел.

Конечно, это средний показатель, ведь луки и стрелки разные, и доспехи пробить не так просто, надо попасть туда, где скрепляются части лат между собой, и целились чаще в лошадей, менее защищенных, чем всадники. Но, как правило, в такого рода битве лучники не имеют команды бить прицельно, а скорее берут количеством выпускаемых стрел. Сзади каждого стрелка их лежит наготове не меньше сотни. Добавить сюда плотность их построения при вертикальном положении луков (в отличие от арбалетов) — и есть все шансы на победу.

Которая и досталась англичанам, имевшим гораздо меньшую численность, но действовавшим четко и по заранее тщательно продуманному плану.